Петербургская аптека в лицах. Часть 3-я

20 мая 2008
176

Очередной экскурс в историю петербургской аптеки мы решили посвятить фармацевтам, решившимся держать аптеку не в центре столицы, а на Выборгской стороне. Очевидно, что публика этой фабричной окраины была преимущественно маргинальной и так называемой полуинтеллигентской, а значит, в силу условий жизни требующей частой лекарственной помощи, но нередко стесненной в средствах. Между тем владельцы двух вольных аптек Выборгской стороны Александр Александрович Липинский и Борис Матвеевич Шаскольский на протяжении нескольких десятков лет “держались на плаву” и при этом сохраняли симпатии своих покупателей.

Аптекарь-бизнесмен

Первым обосновался на Выборгской стороне Борис Матвеевич (Бернгард Моисеевич) Шаскольский, уроженец г. Россиены (г. Расейняй, Литва). В 1867 г. он окончил курс фармацевтических наук при Медико-хирургической академии и сдал экзамен на степень провизора. Еще через три года Борис Шаскольский стал содержателем Сампсониевской аптеки, находившейся по адресу: Финляндский пр., 1 — Б. Сампсониевский пр., 12. Этот дом стал собственностью Бориса Матвеевича. Впрочем, Борис Шаскольский вошел в историю не только как “долголетний держатель аптеки”, но и как талантливый бизнесмен. Он был одним из немногих представителей аптекарского сословия, которые смогли приспособиться к требованиям нового века. Борис Шаскольский сумел понять, что в аптекарской торговле можно достигнуть многого, лишь создав крупное оптовое дело, “лежащее вне забот и треволнений ежедневной розничной выручки”. В 1884 г. он приобрел аптекарский магазин на Невском пр., 27, для которого открыл в собственном доме склад, а затем и отделение в Кронштадте.

Г-н Шаскольский, не будучи профессиональным коммерсантом, смог уяснить основную функцию дрогиста — посредничество между аптекой и производством, разумеется, на действительно честных началах. В этом, как отмечали в памятной статье в “Фармацевтическом журнале”, была его огромная заслуга как фармацевта: “Здесь был проникновенный расчет умного, образованного, сознательно относящегося к целям и средствам своей профессии” аптекаря. Имея в столице аптеку, он естественным образом нашел для нее опору в торговом обороте своего магазина. Дело было налажено таким образом, что одно поддерживало другое своевременной доставкой доброкачественного, свежего и дешевого аптекарского товара. Фактически Борис Шаскольский был пионером в этом деле, примером выхода из кризиса российской вольной аптеки.

В конце 1891 г. Борис Матвеевич вошел в состав правления вновь открытого АО “Высочайше утвержденное общество Санкт-Петербургских дрогистов”. В 1906 г. Шаскольский возглавил представительство в России, а затем и за границей Боржомской минеральной воды, экспорт которой за 4 года довел до небывалых прежде объемов — с 2 млн бутылок в год (1906 г.) до 5 млн (1910 г.). По качеству экспортируемая вода не просто не уступала известным иностранным маркам, но даже превосходила многие из них. Коллеги ставили это в заслугу именно Борису Шаскольскому, инвестировавшему не только средства, но главное — собственные время и силы в улучшение производства воды. Получение права на представительство сопровождалось реконструкцией производства воды: был образцово оборудован каптаж, способы разливки, была продумана до малейших мелочей и налажена доставка “Боржома”.

Современников поражали способности Бориса Шаскольского как инициатора нововведений и организатора при воплощении самых различных идей.

На предприятии г-на Шаскольского в 1907 г. было организовано общество взаимопомощи служащих. Всего в торговом доме и аптеке Шаскольского было 80 служащих. С жалованья сотрудников взимали 5%, столько же добавлял владелец, кроме того, в кассу поступала “экстра-скидка”, которую Борис Шаскольский имел у ряда фирм (а это составляло несколько тысяч рублей ежегодно). В период работы сотрудники аптеки и фирмы имели право брать ссуды. Уйдя со службы, фармацевт мог получить свои сбережения с процентами. Вскоре была учреждена и артель для пищевого довольствия служащих, в которую хозяин отчислял значительные суммы.

В семье Шаскольских вообще существовала традиция благотворительности. Так, во время русско-японской войны Борис Шаскольский вошел в состав Распорядительного комитета Особой комиссии по бесплатному размещению больных и раненых воинов в пределах Петербургского военного округа. Члены комитета по очереди несли ежедневные дежурства при комиссии для выдачи и контроля лекарственных средств, которые поступали безвозмездно из городских аптек и оптовых складов.

Борис Шаскольский всегда первым готов был жертвовать деньги, усилия, время и на сословные нужды. Он долгие годы был членом Санкт-Петербургского Фармацевтического общества, состоял в его правлении.

Эта “выдающаяся по своей успешности жизнь, полная труда, размышлений и забот”, прекратилась 16 сентября 1910 г.

Перед самой кончиной Борис Шаскольский передал аптеку в аренду — на самых льготных условиях — своему долголетнему сотруднику Луи Германовичу Иллису, в чьих руках она, видимо, и находилась до муниципализации в 1918 г.

Наследники Бориса Шаскольского

После смерти Бориса Матвеевича владелицей торгового дома стала его вдова Евгения Михайловна Шаскольская. Недвижимое имущество в Петербурге — дом 4 по Эртелеву пер. (ныне ул. Чехова), где жила семья Шаскольских, и дом 12 по Б. Сампсониевскому пр. — было разделено между вдовой и четырьмя сыновьями Бориса Матвеевича: Владимиром, Михаилом, Павлом и Петром Шаскольскими.

Кажется, Павел Борисович Шаскольский единственный из сыновей пошел по отцовским стопам: входил в правление товарищества “Туберкулин” (контора — Эртелев пер., 4), был заведующим экспортом Боржомской минеральной воды. О его авторитете, как в корпоративной среде, так и в обществе вообще, свидетельствует тот факт, что Павел Борисович был казначеем Русского общества охранения народного здравия. В 1910 г. он был избран членом Санкт-Петербургского Фармацевтического общества, много лет занимался его библиотекой.

После революции 1917 г. Павел Борисович продолжал заниматься парафармацевтикой. ТД “Б. Шаскольский” еще в 1919 г. значится среди абонентов Петроградской телефонной сети. В годы нэпа Павел Шаскольский с матерью держал аптекарско-парфюмерный магазин (до 1927 г. на б. Невском — пр. 25 Октября, 27, где прежде был склад Шаскольского; затем на ул. Чехова, 4). На пр. Карла Маркса (бывшем Б. Сампсониевском), 12, теперь принимала советских граждан коммунальная аптека № 114, позже – им. Иоффе.

Петр Шаскольский избрал путь преподавателя гуманитарных наук: был приват-доцентом историко-филологического Петербургского университета, некоторое время директорствовал в женском коммерческом училище Грюнталь, служил в Тенишевском училище, на общеобразовательных курсах Черняева, в гимназии Могилянской. В этой же гимназии работала и его жена, Надежда Владимировна Брюллова-Шаскольская, внучка архитектора и художника Александра Брюллова, видный деятель партии эсеров.

Стипендия памяти Б. М. Шаскольского

Через несколько месяцев после смерти Бориса Матвеевича его вдова пожертвовала Фармацевтическому обществу капитал на стипендию фармацевтам, изучающим фармацевтические науки в вузах, и лицам, разрабатывающим научные темы, а также на научные заграничные командировки.

Стипендия им. Б.М. Шаскольского учреждалась “на вечные времена”. Основной капитал состоял из 5,6 тыс. руб. 4,5%-ными облигациями Петербургского Кредитного общества и хранился в процентных бумагах в виде неприкосновенного непрерывно-доходного капитала, приносящего по возможности не менее 4,5 на 100 руб. Право утверждения кандидатов принадлежало пожизненно Евгении Михайловне Шаскольской и ее наследникам. Стать соискателем стипендии мог любой фармацевт вне зависимости от своей национальности, вероисповедания и пола. Преимущество получали те, кто имел примеры успешной научной или практической работы по специальности, при этом приоритет отдавался давно служащим в аптеках Петербурга. При прочих равных условиях стипендия назначалась более нуждающемуся из соискателей.

В случае ликвидации Санкт-Петербургского Фармацевтического общества капитал Б.М. Шаскольского передавался фармацевтическому отделению какого-либо российского университета по выбору наследников Бориса Матвеевича.

Присуждение вновь назначенной стипендии состоялось в день рождения Бориса Шаскольского 4 января 1914 г. Первым ее обладателем стал магистр фармации Э. Зарин, чьи научные труды, по мнению стипендиальной комиссии, заслуживали самой высокой оценки. Кандидатура Э. Зарина была утверждена и учредительницей капитала.

Владелец Симбирской аптеки

В некотором роде конкурентом Шаскольского на Выборгской стороне был держатель Симбирской (или Выборгской) аптеки — Александр Александрович Липинский, потомственный дворянин Волынской губернии.

Он родился в 1853 г. Получил гимназическое образование в Ровно, затем прошел ученичество в аптеке в Домбровицах (г. Дубровица, Украина). Звание аптекарского помощника, а в 1878 г. — провизора Александр Липинский получил при Киевском университете св. Владимира.

Имея рекомендации о службе в киевской аптеке Г.В. Зейделя и диплом, Александр Липинский добился места управляющего Аларчинской аптекой и служил в этом качестве вплоть до получения привилегии на открытие собственной вольной аптеки. Выборгская (иначе Симбирская) аптека начала свою работу по адресу: Симбирская ул., 12 (ныне ул. Комсомола), 12 сентября 1882 г.

В 1886 г. Александр Александрович стал действительным членом Санкт-Петербургского Фармацевтического общества. По словам коллег по цеху, Александр Липинский был предан фармацевтическому делу всей душой, свидетельство тому — его неустанная, без отдыха, работа в течение 38 лет.

Не были ему чужды и интересы сословия, которому он отдавал свой досуг и посильную материальную поддержку.

Александр Липинский был одарен прекрасными человеческими качествами: его доброе сердце всегда отзывалось на нужды и страдания не только близких ему людей. Александр Александрович старался не оставить без помощи всех обращавшихся к нему — ценное качество для владельца аптеки в фабричном районе. Александр Липинский снискал себе любовь и уважение бедноты, которая чаще всего нуждается в лекарственной помощи.

Умер А.А. Липинский 3 декабря 1910 г. после непродолжительной, но тяжелой болезни.

После смерти Александра Александровича его вдова Елена Юзефатовна Липинская сдала аптеку в аренду. Имя Александра Липинского было столь уважаемо, что и в адресно-справочной книге на 1917 г. аптеки на Симбирской ул., 12, и Безбородкинском (Кондратьевском) пр., 36, находящиеся в аренде у Ю.Г. Гальперна, значатся под брендом “А.А. Липинский”.

Мария Кунките

Нет комментариев

Комментариев: 0

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь