После маркировки власти не позволят поднять цены в аптеках

08:25
7 декабря 2018

Денис Кунгуров

1061
Фото: Игорь Чунусов

Мировой рынок услуг для traсk&trace маркировки товаров растет ежегодно на 15%. В ближайшие восемь лет его объем будет не менее 5 млрд долл. Ключевыми драйверами выступают США и Евросоюз. Локомотивом  развития нового мирового рынка выступает фармацевтическая отрасль.

Накормят на 5 миллиардов

На прошедшей конференции «Маркировка – цифровой код честного бизнеса», организованной газетой «Ведомости», эксперты обсудили внедрение маркировки в мире, а также роль России в этом процессе.

Маркировка и агрегация данных притягивают все больше компаний, которые смогут заработать на производителях. По выручке доли  аппаратных и программных решений будут равны, предполагает Антон Степаненко из Boston Consulting Group. Ключевым драйвером развития зарождающегося нового мирового рынка маркировки является фармацевтическая отрасль. Так в США ожидается сокращение потерь в выручке для бизнеса за счет маркировки фармпродукции на 25 млрд долл. К 2023 г. в Евросоюзе – на 10 млрд евро к 2019 г. Несмотря на то, что США и ЕС являются пионерами внедрения маркировки, индустрия находится в зачаточной стадии  развития, а технологии используемых систем отличаются настолько, что могут привести к сложностям при экспорте и импорте товаров.

«Хотя многие страны включились в процесс, заработала система traсk&trace только в пяти странах, а девять стран на стадии запуска, включая Россию», – сообщила руководитель направления здравоохранения и фармацевтики KPMG в России и СНГ Виктория Самсонова. Например, в ЕС система вступает в силу в феврале 2019 года.

В ближайшие годы не стоит рассчитывать на создание общего системного знаменателя. Даже в Евросоюзе, где единая система, Италия и Испания только собираются подстраивать свои алгоритмы под принятый для Союза норматив. Правда, Виктория Самсонова отметила, что общего у всех стран немало, а  именно код маркировки – GS1. На него перешел даже Китай, хотя там маркировка не является обязательной, но производители платят ежегодный небольшой взнос для поддержания системы.

Такие государства, как Бразилия и Турция благодаря внедренной маркировке смогли значительно повысить сбор налогов. В Бразилии маркировка на табак за два года дала плюс 40% по налогам, а в Турции за год по той же категории плюс 30% налогов. В мировой тренд на маркирование товаров включились даже страны Африки: Уганда и Руанда.

«Часть стран вводят маркировку не только вторичной упаковки, но и первичной, например блистеров. Так как имеют низкую покупательскую способность», – сообщила г-жа Самсонова.

Вице-премьер Правительства РФ Максим Акимов приехал на конференцию под конец. Потому что от Дмитрия Медведева, пояснили организаторы. Была маленькая надежда, что вице-премьер привезет от премьера подписанные нормативно-правовые документы по регламенту маркировки и агрегации лекарств. Но чуда не случилось. Зато он сразу обозначил роль и место государства: «ИС маркировки – государственная информационная система, и исключительные права на ПО и данные принадлежат государству».

Вице-премьер также отметил, что никто не сможет распоряжаться данными без согласия лица, предоставившего их в систему. И здесь у многих сразу возник вопрос – кто из двух-трех сторон контракта (производитель-дистрибьютор-сеть) имелся в виду. Вероятней всего, речь шла о производителе, который первый предоставляет в систему данные.

Закосим под казахов

Говоря о роли информации и аналитики в маркировке, спикеры отметили, что вопрос пресечения контрафакта заботит больше регулятора. Для бизнеса важна аналитика от трафика продаж. Так в США, где низкий процент контрафакта, участники маркировки делают упор на сбор и анализ данных. При этом, в США полностью децентрализованный рынок, где операторами выступают 5-6 частных компаний, предоставляющих сервисы по данным трафика.

«Необходимо 7-8 лет, чтобы в системе маркировки появилась гибкость, позволяющая оперативно реагировать на проблемы производителей и остальных участников», – считает г-н Степаненко. Это значит, что до 2025 года жаркие дискуссии на рынках России не будут исчерпаны.

Виктория Самсонова рассказала о восприятии иностранными экспертами внедрения маркировки и прослеживаемости в РФ. По их словам, в России система  traсk&trace считается одной из самых сложных. Например, репортинг (информирование о стоимости товара) цен есть только  в России и Южной Корее. И главный отечественный уникальный герой – «криптохвост», который очень затруднил внедрение.

Среди опасений, которые испытывают сами участники фармрынка, есть и «детские страхи».

«Например, некоторые производители, опасаются, что привлеченные IT-компании создадут по заказу кастомизированый продукт, а потом подсадят «на иглу», воспользовавшись «цифровой» неграмотностью заказчиков», – сообщила г-жа Самсонова. Другой важный финансовый вопрос – где точка окупаемости. 

«Понятно, что нам придется вносить изменения  в  программное обеспечение, – сообщил директор по экономической безопасности компании  «Герофарм» (участник пилотного проекта) Андрей Ахантьев. – И даже сложно представить уровень затрат. Мы считаем, что пока не взлетевший проект в фарме нагружать нецелесообразно».

Некоторые производители ранее говорили о возможном росте цен на лекарства из-за маркировки. Но премьер-министр Дмитрий  Медведев буквально в этот же день сообщил на прямой линии, что никакого роста цен на лекарства не будет при внедрении маркировки.  

Андрей Ахантьев отметил, что «до сих пор не гармонизированы отношения с ЕАЭС. Зато уже есть дискриминация со стороны регуляторов и операторов. Когда производители Казахстана спросили у ЦРПТ , как они будут поставлять в РФ препараты без криптозащиты, им ответили: «Будете без нее поставлять». И мы подумали, а если нам зарегистрироваться в Казахстане и поставлять без криптозащиты», – пошутил директор по безопасности «Герофарм».

Нет комментариев

Комментариев: 0

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь