Эффект феномена

Представители научного сообщества продолжают обсуждение появления новой группы лекарственных препаратов. Жаркие дебаты развернулись вокруг феномена релиз-активности – научное сообщество разделилось на сторонников и противников. В чем суть релиз-активности, рассказал начальник отдела медицинской информации компании «Материа Медика» Алексей Глазунов в ходе записи программы «У редакционного камина».

— В чем феномен релиз-активности веществ?

— Многими биологами, в том числе такими известными российскими учеными, как акад. Н.П. Кравков, акад. И.П. Ашмарин, проф. Е.Б. Бурлакова, и другими, было показано, что различные препараты в высоких разведениях всегда оказывают физиологические реакции на молекулярном и молекулярно-клеточном уровне. В связи с этим с позиций современных знаний стало понятно, что в основе гомеопатии, использующей высокие разведения в течение нескольких веков для индивидуальной терапии, лежит трансформация вызываемых высокими разведениями физиологических реакций в гиперергические – через иммунологические механизмы индивидуальной чувствительности. Таким образом, гомеопатию необходимо рассматривать как частный (атипичный) случай биологического действия препаратов в высоких разведениях (ПВР).

В ходе приготовления ПВР происходит не просто разведение исходного вещества, но и влияние на нейтральный носитель путем внешнего механического или электромагнитного воздействия и одновременно уменьшение объема обрабатываемого таким образом носителя. В итоге подвергнутое указанной обработке исходное вещество и его конечный продукт имеют принципильно разные свойства. Конечный продукт, скорее, является не разведением исходного вещества, в котором сохраняются в ослабленном виде его характеристики, а новым материальным объектом (технологически обработанным нейтральным носителем) с отличными от исходного вещества физико-химическими и биологическими свойствами, которые мы назвали релиз-активными. Феномен релиз-активности в свое время открыл научный руководитель «Материа Медика Холдинг», член-корреспондент РАН, профессор Олег Эпштейн

Конечный продукт технологической обработки оказывает модифицирующее (катализирующее) действие на исходное вещество как в организме, так и вне организма. Это обстоятельство позволяет с использованием спектральных аналитических методов определять подлинность ПВР, а с использованием иммуноферментного анализа – выраженность биологической активности данных препаратов.

— Какое научное подтверждение это получило?

— Наши исследования показали высокую терапевтическую эффективность высоких разведений антител. Благодаря использованию антител мы можем прицельно воздействовать практически на любые эндогенные молекулы-мишени, модифицируя их физиологические свойства и таким образом позитивно влиять на деятельность организма.

ПВР проходят точно такие же этапы разработки, как и все лекарственные средства, начиная с экспериментальных моделей. В частности, для высоких разведений антител к интерферону гамма в лаборатории Питтсбургского университета (США) с помощью спектроскопии ядерно-магнитного резонанса было показано, что воздействие таких антител на интерферон приводит к изменению его пространственной конформации. Другой вопрос: насколько эта конформация позитивна? Поэтому следующий эксперимент был проведен с интерфероном, помеченным радиоактивной меткой. Исследование показало, что такая молекула с измененной конформацией более чем на 50% лучше связывается со своим рецептором.

— По требованиям GMP необходим промежуточный контроль на каждой стадии производства. Как решаются эти проблемы при производстве релиз-активных препаратов?

— Площадка по производству антител, которые в дальнейшем используются как исходные субстанции для производства ПВР, имеет европейский сертификат GMP. После того как произведена сама субстанция, на нашем заводе в Челябинске происходит процесс преобразования, технологическая обработка антител, подготовка таблеточной массы, формовка таблетки, упаковка – все необходимые циклы производства. Разумеется, эта площадка также имеет сертификат GMP, причем не только российский. Так как наши препараты зарегистрированы в разных странах, в частности в СНГ, на  завод  приезжали  инспекции из других стран. Производство сертифицировано по правилам GMP Украины, Белоруссии, Cловакии, Литвы. Процесс производства находится под полным контролем.

— С какими сложностями приходится сталкиваться при клинических исследованиях релиз-активных веществ?

— Готовясь к нашему разговору, я посмотрел статистику по клиническим исследованиям в России. Агентство Synergy Research Group поставило компанию «Материа Медика» на первое место в TOP5 российских компаний по количеству зарегистрированных клинических исследований по итогам III квартала 2018 г. А по числу участников клинических исследований мы даже обогнали зарубежные компании, которые ведут исследования в России. Наши препараты проходят все этапы доклинических, клинических исследований, необходимых для регистрации, в том числе плацебоконтролируемые, рандомизированные исследования. «Материа Медика» – компания с прозрачной политикой. Все результаты исследований выложены на сайте clinicaltrials.gov, любой может ознакомиться как с дизайном исследования, так и с результатом.

— Должна ли быть для релиз-активных препаратов особая регуляторика?

— Существуют, как вы понимаете, определенные фармакокинетические, фармакодинамические особенности ПВР, которые должны учитываться при разработке научно обоснованных требований к процессу их создания и изучения. Synergy Research Group поставила компанию «Материа Медика» на первое место в TOP5 российских компаний по количеству зарегистрированных клинических исследований по итогам III квартала 2018 г. Антитела в релиз-активной форме можно использовать для разработки лекарственных препаратов.

— На чем вы собираетесь сконцентрироваться в ближайшие три-пять лет?

— Во-первых, это продолжение изучения самого феномена релиз-активности. Мы очень рассчитываем, что феномен привлечет внимание не только врачей и фармакологов, но также физиков и химиков, так как это явление фундаментальное. Ученый, который откроет физическую природу высоких разведений, сделает глобальное открытие. Во-вторых, у нас сейчас много перспективных разработок, которые позволят в дальнейшем лечить социально значимые заболевания. В настоящий момент на этапе доклинических исследований находится препарат, который, возможно, будет преодолевать антибиотикорезистентность. На выходе препараты, которые позволят, как мы надеемся, улучшить качество реабилитации пациентов после инсульта. В педиатрии также найдется место для новых препаратов. Наконец, третий момент – мы планируем развивать экспортное направление. Это будет интересно и выгодно как компании, так и стране в целом.

— Какие рынки интересны компании?

— В настоящий момент мы активно сотрудничаем со странами СНГ, Азии, США и, конечно, компании интересны рынки Евразийского экономического союза и Евросоюза.

— В каких нозологиях наиболее широко представлены релиз-активные препараты?

— Локомотивом нашей компании являются препараты респираторной группы. Один из них в 2018 г. получил премию «Зеленый крест» как лучший противокашлевый препарат. У компании много заслуженных наград – это премии Правительства РФ, конкурса «Платиновая унция».

— У компании есть планы по выходу в госпитальный сегмент?

— Так как ряд препаратов, находящихся в разработке, относятся к рецептурным, такие планы есть. Помимо препарата для преодоления антибиотико-резистенции компания разрабатывает препараты с нейротропной активностью, которые также будут рецептурыми и, надеемся, найдут свое место в неврологических и психиатрических стационарах.